Почему упала добыча нефти в Сирии?

В настоящее время за сирийским вооруженным конфликтом следит весь мир. До его начала это ближневосточное государство хотя и не относилась к  лидерам по нефтедобыче в этом регионе, однако обеспечивала не только потребности своего внутреннего рынка, но и часть сырья отправляла на экспорт в европейские страны.

Однако с тех пор объемы добычи сирийских углеводородов упали в 50 раз.

Страна, ранее добывавшая черное золото  на уровне таких стран, как Эквадор и Аргентина, в настоящее время находится по этому показателю на уровне Литвы и  Португалии (примерно  8 тысяч баррелей в сутки). И это  вовсе не оттого, что нефть в Сирии кончилась.

Нефть в Сирии

Причина в другом – большая часть месторождений этой страны контролируется не официальными властями, а иными политическими силами, главной из которых является запрещенная в России террористическая организация «Исламское государство».

Вообще углеводородное сырье (природный газ и нефть) в экономике Сирии появилось не так давно – меньше полувека назад, несмотря на тот факт, что первая геологоразведка здесь проводилась еще в 30-х годах прошлого века компанией Iraq Petroleum.  Промышленная нефтедобыча в этой стране добыча была начата только при  Хафезе Асаде, в 70-х годах двадцатого столетия.

В 90-х правительство Сирии предложило иностранным компаниям подписать  соглашения, в которых прописать раздел добываемой продукции с компанией Syrian Petroleum, после чего в 2002-ом  году сирийская добыча черного золота  достигла максимального показателя в 33миллиона 700 тысяч  тонн (или 677 тысяч баррелей ежедневно).

Несмотря на то, что по причине естественного износа объемы добычи сократились во второй половине 2000-х до значения 19 – 20 миллионов тонн, самый резкий спад наступил за последние пять лет гражданской войны. Сирийские нефтяные запасы никуда не делись, их просто не добывают.

Объем разведанных запасов углеводородов в Сирии оценивается  в 2,5 миллиарда баррелей нефти и 241 миллиард кубометров природного газа.

Современное состояние нефтяной инфраструктуры Сирии

В настоящее время правительству этой страны неподконтрольна  большая часть объектов нефтяной инфраструктуры.

Большинство НПЗ располагается на территории, подконтрольной  ИГИЛ, а правительство контролирует только два НПЗ – в городах  Хомс и Банияс.

Общая мощность этих двух перерабатывающих предприятий до войны достигала 250 тысяч баррелей в сырья в сутки.  однако жесточайшие бои за город Хомс привели к тому, что сейчас этот показатель снизился вдвое. Помимо стационарных  НПЗ, группировка «Исламское государство» активно применяет мобильные нефтеперерабатывающие установки, поскольку их проще уберечь от авиаударов. По всей сирийской территории разбросаны сотни примитивных резервуаров, которые используются для прямой нефтеперегонки.

Авиаудары, которые нанесли российские Воздушно-Космические силы, значительно осложнили нефтеторговлю, которую активно вело «Исламского государства». Даже в Financial Times отметили, что, в отличие от воздушных сил западной коалиции, которые бомбили в основном нефтяные скважины,  удары российских ВКС приходились непосредственно на цистерны и бензовозы, которые использовала эта террористическая организация.

Торговля нефтью, которую активно вело ИГИЛ, на подконтрольной им сирийской территории фактически прекратилась, и основной поток добываемой «Исламским Государством» нефти перенаправили  на НПЗ, расположенный  в провинции Дейр Эз-Зор, а также на иракскую территорию.

Стоит сказать о наличии некоторых странных противоречий. Так, к примеру, газ, который перерабатывается на заводах, принадлежащих ИГИЛ, нередко оказывается на подконтрольной сирийским  официальным властям территории.

Однако, за последний год контроль «Исламского государства» над сирийской энергосистемой значительно ослаб. В январе 2016-го года курдские ополченцы из организации YPG взяли под свой контроль месторождение Аль-Джабса.

Те несколько месяцев после того, как правительственные войска освободили Пальмиру, национальная нефтяная компания Сирии пытается наладить добычу природного газа в окрестностях города Тадмор, и если эту стратегически важную точку удастся удержать, то местная газодобыча может значительно увеличиться, и какие –либо посреднические операции с газом ИГИЛ будут уже не нужны.

Кроме прямого материального ущерба, нанесенного энергоструктуре фундаменталистов, постепенно ИГИЛ теряет и своих самых значимых  лидеров. Так, например, курдскими силами в  2016 году был ликвидирован «министр нефтяной промышленности Исламского Государства» Сами аль-Джабури. Официальный Дамаск в настоящее время контролирует меньше тридцати процентов месторождений нефти, однако для сохранения контроля над газовыми промыслами прилагаются  особые усилия, ведь  «голубое топливо» является  основным источником, обеспечивающим подачу электроэнергии в этой стране.

Перед началом вооруженного  конфликта 90 процентов природного  газа уходило на выработку электрической энергии. Поскольку Пальмира является транзитным хабом при транспортировке  поставляемого на запад Сирии природного газа, именно этот город и окрестности города Тадмор имеют для правительства этой страны огромное значение.

Нефть в Сирии

Цели и задачи правительства Сирии по восстановлению своей энергетической инфраструктуры

Чтобы взять под контроль всю свою энергоструктуру, официальный Дамаск должен провести  ещё целый ряд военных операций.

До войны основная нефтедобыча осуществлялась  в провинции  Дейр-эз-Зор, вдоль реки Евфрат, однако сейчас эти объекты расположены глубоко на территории, подконтрольной ИГИЛ. Восстановление контроля за этим нефтеносным районом возможно лишь в случае полного поражения исламистов на территории Сирии.

Даже если этого удастся добиться, на восстановление разрушенной страны и энергетической инфраструктуры сирийским властям может попросту не хватить средств.

В 2015-ом году эксперты МВФ оценивали стоимость такого восстановления в 27 миллиардов долларов, а уже в 2016-ом эта цифра выросла до 35-40 миллиардов, а это – больше 50-ти процентов довоенного сирийского ВВП.  Доходов от продажи добываемых углеводородов просто не хватит, поскольку перед войной их доля в ВВП составляла лишь 12 процентов.

Так как Дамаск понимает, что самостоятельно восстановить разрушенную нефтяную и газовую инфраструктуру нереально, ему придется обратиться за помощью к иностранным компаниям, предоставив им условия лучше,  чем предлагают другие государства этого региона.

Перед начало войны в Сирии работали несколько международных  компаний, в частности, всемирно известные Shell и Total, а также  хорватская корпорация  INA и российская компания «Татнефть».

Нефть в Сирии

Самым затруднительным выглядит положение «Татнефти», поскольку  запланированный ввод в эксплуатацию сирийских месторождений, в которых есть участие российской компании, совпал с началом военных действий, а разрабатываемый промысел  «Южная Кишма», начиная с 2014-го года, контролируется исламистами. Даже в случае освобождения этого объекта его нефтяная инфраструктура будет разрушена настолько, что затраты на возобновление его деятельности будут очень высоки.

 

Начиная с сентября 2011-го  года, Евросоюз, последовав примеру  американских властей, полностью запретил импорт и транспортировку на своей территории сирийской нефти, хотя в предвоенное время именно Европа закупала  90-95 процентов поставляемой Дамаском нефти.

Главными её потребителями были Франция, Италия и Германия.  Стоит сразу сказать, что об экспорте при современном уровне нефтедобычи и состоянии экономики страны думать еще очень рано, поскольку даже для собственных нужд сырья стране не хватает.

Однако, такой запрет со стороны США и ЕС отпугивает иностранных инвесторов, помощь которых Сирии очень нужна.

Например, большая часть  активов упомянутой нами ранее  компании INA уже  отвоевана, однако санкционный режим не позволяет хорватскому концерну, который владеет правами на них, вернуться в Сирию и начать там работу. Отдельно стоит сказать о том, что в 2013-ом году Евросоюз освободил от санкций сирийскую оппозицию, что привело к определенным осложнениям, поскольку  четкого  размежевания группировок, участвующих в боевых действиях на сирийской территории, до настоящего времени так и нет.

Вероятность того, что если страну удастся консолидировать под знаменами  Башара  Асада или аффилированных с ним сил, концессии на освоение сирийских углеводородов достанутся западным компаниям, чрезвычайно мала.

Санкции США и ЕС не позволят таким компаниям, даже если они этого очень захотят,  восстановить свои законные  права на сирийской территории. Власти этой страны уже предложили Россию присмотреться  к средиземноморскому сирийскому шельфу, в котором, как считает официальный Дамаск, скрыто не меньше полезных ископаемых, чем в близлежащих территориальных водах, которые принадлежат Израилю и Египту.

Нефть в Сирии

В любом случае, перспективы восстановления разрушенной войной экономики этой страны следует рассматривать только после того, как ей территория полностью перейдет под контроль правительственных сил, а до этого, увы, пока далеко.

Оцените статью: 1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Загрузка...

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Наверх!